fake rolex exitreplica.com replica watches https://www.buybestreplicas.com https://www.salerolexcopies.com/ fakerolex-watch.net https://fakerolex-watch.com www.egreplica.com http://www.replicagreat.com http://www.stunwatches.com http://www.usdeplica.com https://www.watchreplica.cn replica watches replica rolex replica watches https://roomlearning.com https://designwatchcopy.net https://www.gildchat.com rolex replica rolex replica

ТЕОРИЯ ВЕРОЯТНОСТЕЙ

Если бы не случай, столица Черноземья потеряла бы, пожалуй, лучшего на сегодняшний день специалиста по лазерной коррекции зрения. О выборе профессии и не только — в интервью с Владимиром Подопригорой, заведующим отделением лазерной микрохирургии глаза «Воронежской офтальмологической клиники».

Текст: Валерия Боброва
Фото: Екатерина Медведева
MUAH: WOW-студия
Локация: Fotomania

—  Владимир Сергеевич, ваше имя прочно ассоциируется с передовыми лазерными технологиями. Помните, как решили стать врачом-офтальмологом?

—  Наверное, вы ждете красивую легенду (смеется). Всё просто: так сошлись звезды. Я учился в математическом классе. Геометрия и алгебра отскакивали у меня от зубов, черчение тоже шло на ура, поэтому по умолчанию выбор пал на строительный институт. В мае я досрочно сдал вступительные экзамены на «отлично» и, когда нам выдавали школьные аттестаты, уже был студентом «строяка». Впереди всё лето  — отдыхай не хочу, но я вдруг понял, что математика мне надоела и архитектором себя не вижу. Стал размышлять, какую еще профессию могу освоить, разумеется, в престижном вузе. В итоге взял и поступил на лечебный факультет Воронежской медицинской академии (улыбается). Все 6 лет я получал общие знания и навыки, а ближе к выпуску задался вопросом, какая же специализация мне наиболее близка. Глаза  — это очень сложный орган. Без возможности видеть наша жизнь существенно усложняется. Возвращение зрения мне показалось важным делом, поэтому я и решил стать офтальмологом.

—  Как выглядел ваш профессиональный путь?

—  Мне повезло, за два года ординатуры я провел достаточно операций, чтобы почувствовать себя уверенно. Спустя время после выпуска, я смог стать частью коллектива Воронежской областной офтальмологической клиники, где я и проходил ординатуру. Сначала вел амбулаторный прием, потом попал в лазерное отделение и стал специализироваться в хирургии. В 2004 году мы первыми в регионе получили аппарат для эксимерлазерной коррекции, и это было похоже на выход в открытый космос. Потом была частная клиника Воронежа, где я продолжил заниматься лазерной коррекцией зрения. Теперь вот, с начала 2019‑го, работаю здесь, в «Воронежской офтальмологической клинике».

—  Как вы пришли работать в эту клинику?

—  Меня пригласил учредитель этого центра. Он сразу показался мне человеком заинтересованным. К тому же предоставил уникальную возможность свободно выбирать оборудование для лазерной коррекции зрения. В итоге, как вы знаете, мы остановились на аппарате Amaris 1050 RS. Сейчас он считается самым быстрым и точным в мире. Более того, в перспективе на базе лазера можно будет внедрять новые технологии, направленные на улучшение зрения.

—  Какие еще конкурентные преимущества есть у «Воронежской офтальмологической клиники»?

—  На мой взгляд, высокопрофессиональный подход, новейшее оборудование и ряд частностей. К примеру, в клинике проводятся сложнейшие операции на сетчатке. Если речь идет о лазерных технологиях, то, мы можем «лечить» глазное яблоко изнутри. Более того, в клинике пациент может сдать анализы, необходимые для подобных манипуляций, и сэкономить много времени и сил. У нас есть коррекция зрения при помощи очков и контактных линз. На первом этаже клиники, около стойки регистрации, есть магазин оптики, где пациент может сразу подобрать нужную оправу. Наконец, нужно подчеркнуть, что клиника находится в собственном здании с просторной парковкой и отличной инженерной инфраструктурой. На мой взгляд, это важно и для врача, и для пациента.

—  Сейчас нам доступно столько информации о клиниках, о диагнозах, побудило ли это людей чаще обращаться к офтальмологам?

—  Вряд ли всё население страны бросилось заниматься профилактикой глазных заболеваний. Но по крайней мере пациенты стали более подготовленными. Врачу стало проще работать. Однако бывают разные случаи. Например, ты ставишь диагноз и советуешь прибегнуть к лазерной коррекции зрения в твоей клинике. Однако человек настаивает, что хочет пройти эту операцию в другом городе или даже стране. В такой ситуации я всегда на стороне пациента. Лазерная коррекция  — это операция, она имеет свои стандартные риски, и лучше, чтобы пациент был спокоен. В том числе и за выбор клиники.

Мое главное достижение  — это доверие пациентов, их радостные эмоции по окончании операции и контрольных осмотров. Иногда благодарности по прошествии лет.

—  По вашим наблюдениям, какие офтальмологические заболевания характерны для людей 20 — 45 лет?

—  Для молодежи  — близорукость. Иногда она ведет к дополнительным проблемам, например, с сетчаткой. Для зрелых людей  — пресбиопия, о ней я подробно рассказывал в прошлый раз. Однако, к примеру, мы не считаем близорукость серьезной болезнью. Это диагноз, который просто требует дополнительных способов коррекции. Среди редких заболеваний регулярно встречаются миопатия и ретробульбарный неврит. Причем здесь работает «закон парных случаев». Врач может долгое время не сталкиваться со случаями какой‑либо болезни, и вдруг к нему на прием приходят сразу несколько пациентов с таким диагнозом.

Владимир Подопригора 2

—  Какие личные профессиональные достижения вы считаете главными?

—  (задумался) У меня множество сертификатов, дипломов. В 2013 году я стал победителем регионального этапа в номинации «Офтальмология» и был признан «Лучшим офтальмологом» области. Сейчас для меня это внешняя атрибутика. Понимаете, лазерная коррекция  — это невероятные эмоции. Ты чувствуешь себя немного волшебником. Еще недавно человек видел лишь силуэты, а сейчас способен через окно смотреть телевизор в доме напротив. Мое главное достижение  — это доверие пациентов, их радостные эмоции по окончании операции и контрольных осмотров. Иногда благодарности по прошествии лет (улыбается).

—  Какие планы у вас с «Воронежской офтальмологической клиникой»?

—  Пока все силы отдаю на развитие лазерного направления. Уже созданы комфортные условия как для врача, так и для пациентов. Мы можем без спешки качественно работать с большим потоком людей. Заглядывая в далекое будущее, могу сказать, что планов много, но это уже другая история (улыбается).

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Because Dracha reveal:"the rumour will go thatin 1952/3 Breitling was at critical discussions together with fake watches the This particular language Air Force for the army contract, that this lastly dropped in order to Breguet/Vixa".